Творческая работа по истории Казахстана: «Интервью с Алиби Джангильдиным.»

48

Творческая работа по истории Казахстана:

«Интервью с Алиби Джангильдиным.»

 

Журналист: Здравствуйте, Алиби Тогжанович! Мы из газеты «Правда о НОД 1916».Ваша жизнь окутана легендами. Мы знаем, что вы родились в 1884 году в ауле Койдагул Торгайского уезда в очень бедной семье. Не трудно было бы предсказать дальнейшую судьбу бедняка-кочевника, если бы не одно но. Расскажите, что так круто изменило вашу судьбу?

Алиби: Наверное, это была встреча с миссионерами в юном возрасте. Я легко откликался на все новое, изучил грамоту, а потом случилось действительно чудо – меня направили на учебу в учительскую семинарию в Казань.

Журналист: Да? И как на вас повлияла жизнь в таком большом городе, ведь в ваше время Казань была действительно одним из крупнейших городов России?

Алиби: Сначала она ошеломила, а затем увлекла меня. Я переехал в Москву, где попытался продолжить учебу в духовной академии, но политические события, обрушившиеся на страну, захватили и меня. Из академии меня исключают, да еще и предают «анафеме»( отделить, изгнать из общества). Но это мало беспокоит меня. Я много занимался самообразованием, работал репортером в газетах.
Журналист: Да, и вот тогда то вы и  делаете совершенно неожиданное и даже шокирующее объявление в московских и петербургских газетах. Скажите, о чем оно было?

Алиби: Смысл объявления был в том, что я приглашал к себе в компанию людей, желающих вместе со мной пешком обойти… вокруг Земли.
И знаете, откликнулись двое: из Петербурга инженер-технолог Полевой и преподаватель Московского коммерческого института Коровин.
Журналист: Да, и в  1908 году они начали кругосветное путешествие. А правда, что  в день вы проходили по сорок-пятьдесят верст?

Алиби:Да, пройдены Польша, Австрия, Венгрия…

Журналист: Знаем, что ваша  эрудиция и просвещенность создали вам прекрасный имидж, и вас искренне убеждали… остаться в Венгрии. Как ни удивительно, но остались ваши русские товарищи, а вы продолжили путешествие самостоятельно.

Алиби: . Еще в Турции я снял несколько кинофильмов. Пройдя пешком по трем континентам, я  возвратился в Тургайские степи. Ездил по аулам и стойбищам, показывая кинофильмы о жизни Турции, о других странах Европы.

Журналист: Новое дело привлекает новых помощников. И одним из них, как нам известно, самым верным, становится Амангельды Иманов, в то время ловкий охотник, прекрасный стрелок, такой же тянущийся к знаниям самородок. У вас завязывается дружба с представителями немногочисленной русской интеллигенции, которая жила в Тургае. Ее влияние на ваше формирующееся мировоззрение не могло не сыграть важнейшей роли.

Алиби: Да, идеи равенства, социальной справедливости увлекают и меня, и моего нового друга — бесстрашного Амангельды, образ жизни которого все больше напоминал этакого степного Робин Гуда.
Журналист:Знаем, что избранницей вашего сердца и женой в 1915 году стала крымчанка, дочь почетного потомственного гражданина Евпатории Веньямина Туршу — Раиль.
Алиби: Да, между собой  мы общались на языке Пушкина и Лермонтова. В этот период у меня возникли сложности с полицией, и, спасаясь от ареста, мы вынуждены были бежать с женой из Тургая в Симферополь.

Журналист: Получив новую работу, вы сблизились с крымскими революционерами. Вместе со служащим Симферопольской губернской управы Ивановым вы выехали в Петроград, где вас приняли в партию большевиков, и вновь вернулись в Крым.

Алиби: Да, Оформив, таким образом, свое членство, я стал первым казахом — членом этой партии.На родине в это время разворачивались большие события – Царское правительство объявило мобилизацию народов Средней Азии для тыловых служб.
Журналист: Что вы сделали, когда Амангельды Иманов позвал вас в родную степь?
Алиби: Я, бросив все дела, поспешил в Тургай и подоспел к самому началу восстания. Я оказался во главе этого разрозненного воинства. В Тургайской степи под его началом было уже 20-тысяч воинов. Не хватало оружия. Сами ковали ножи, пики. Готовили порох для берданок, отливали пули. У команды русских солдат захватили пулеметы.
Журналист: Почти год продолжалась неравная борьба. Но силы были неравны, а гибель или каторга для всех участников восстания — неминуемы. В феврале 1917 года штаб восстания направил вас в Петроград. Вам организовали выступление в Государственной думе и Петросовете. О чем оно было?

Алиби:  О правде жизни национальных окраин, в нем звучал призыв прекратить карательные экспедиции.С мандатами Петросовета «Устанавливать Советскую власть» я вернулся на родину. Там меня бросили в тюрьму, но расправы удалось избежать, так как мои рассказы о виденном настолько поразили карауливших солдат…

Журналист: …что они отпустили удивительного заключенного на все 4 стороны.Вы были на партийной работе  Крыму. Когда вы узнали, что большевики захватили власть, в то время когда их позиции в Крыму были слабы, как вы поступили?
Алиби: Они побудили меня ехать в Москву, куда уже переместилась столица. Я встретился с Лениным, и оказалось, что эта встреча не первая. В Европе Ленин был на встрече со мной, как с путешественником и хорошо ее запомнил, чего я в свою очередь не мог сказать, а врать не захотел.

Журналист:Что вы делали, когда с мандатом комиссара Тургайской области выехали на родину?

Алиби:Я сформировал первые казахские части Красной Армии и сражался.

Журналист: И за свою деятельность в годы гражданской войны вы награждены орденом Боевого Красного Знамени, за последующие годы – орденом Ленина.

Алиби: Да, это так. Мне было приятно побеседовать с вами.

Журналист: Мне тоже. Редакция нашей газеты крайне благодарна вам, за уделенное вами время. До свидания!

 

 В Крым Джангильдин больше никогда не приезжал. В 1921 году заразилась тифом и умерла его жена Раиль, а вместе с ней — многие ее родственники. И, тем не менее, Крым стал важным этапом его жизни, а его жизнь — важной вехой в истории Крыма. И вряд ли кто-то кинет камень в эту неординарную личность: ведь он боролся не за репрессии и ГУЛАГи, а за право народов, населявших Российскую империю, собственными руками творить свою историю.

Имя Джангильдина и раньше и теперь пользуется в Казахстане большим уважением. Есть в Тургайской области Джангильдиновский район. Впрочем, если его переименуют — удивляться не придется. Но, тем не менее, в истории Казахстана Алиби Джангильдин останется навсегда!

 

 

 

 

Работу подготовили ученицы 9 «А» класса Жулгалиева Мадина и Тлеулива Алиса.

учитель истории Кошелец Л.А.